Размер шрифта:
  • А
  • А
  • А
Цвета сайта:
  • Ц
  • Ц
  • Ц
  • Ц
  • Ц
Картинки:
Дополнительные настройки
Выберите шрифт
  • Arial
  • Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг):
  • Стандартный
  • Средний
  • Большой
Интервал между строками:
  • Стандартный
  • Средний
  • Большой
Сбросить настройки
Вернуться к полной версии сайта

vds


 

 

Мы в сети

Наш виджет на Яндекс:

wdgt-add-button

Мы на YouTube

logo 1x

Мы Вконтакте

vk

Афиша

primadonni1

 

 

prc soc adapt

Благотворительность

lavka dobroty

По страницам Стародубского вестника

Стародубская подпольная организация

К 65 - летию  Партизанского  и  подпольного  движения  Брянской  области
"О факте существования и деятельности Стародубской патриотической подпольной комсомольско - молодежной организации в оккупированном городе и районе, Брянской области."

Бушма Владимир Иванович
Сентябрь 2006 года

Всенародная борьба на оккупированной советской территории против фашистской Германии была неразрывной составной частью Великой Отечественной войны Советского Союза.

По своему характеру, размаху и нанесенным оккупантам потерям борьба Советских людей в тылу врага не имеет себе равной в истории, стала всенародной, потому что имела морально - политическое единство народа, непредсказуемый массовый патриотизм.
Все народы, оказавшиеся на временно оккупированной фашистскими войсками территории, проявили самоотверженность и волю в борьбе за изгнание немецких захватчиков. Их борьба была всенародной на всех этапах Великой Отечественной войны, она лишь меняла свои формы и методы в зависимости от конкретно складывающихся условий.

Только такой подход дает правильную характеристику народной борьбы и наносит сокрушительный удар по разным фальсификаторским теориям.
Подавляющее большинство работ буржуазных историков носит ярко выраженный характер о том, что решающая роль в победе над фашизмом принадлежит западным державам, а Советский союз не может претендовать на эту роль.
Только правдивое, объективное изложение самой истории всенародной борьбы Советских патриотов во вражеском тылу - это лучшее средство отпора фальсификаторам.
Кощунственно замахнулись на память войны и в нашем доме; из тьмы неверия, вражды, междоусобиц повеяло ветром недобрых мнений, будто прорастает травой забвения нашей славы, и слишком дорого мол обойдутся грядущие праздники Победы, день Освобождения и лучше бы о них забыть.
Кому и зачем понадобилось это глумление над славой Родины, над прахом миллионов павших защитников Отечества!
С холодной рассудительностью нам предлагают хаос, безверие и распад морали, отказ от народной святыни и сыновнего долга.
Истины врать не могут, но и можно очернить и оболгать.
Всенародная борьба всех временно оккупированных областей похоронила надежды фашистских захватчиков на то, что Советская власть не выдержит обрушившихся на нее испытаний.
Партизанская война, развернувшаяся в западных областях России имела свои особенности.
Во-первых, она проходила в непосредственной близости от передовых позиций сражающихся армий.
Здесь не только размещалась действующие части и крупные армейские резервы фашистских войск, но и была густая сеть карательных и разведывательных органов противника. И это создавало дополнительные трудности для партизан и подпольщиков.
Во-вторых, близость к передовым позициям Красной Армии создавало благоприятные возможности для руководства народной борьбой во вражеском тылу и оказания необходимой помощи партизанам со стороны командования и политических органов фронтов, армий и частей действующей Красной Армии, особенно в первый период Великой Отечественной войны.
В-третьих, территория брянских и смоленских партизанских краев служили базами для многих белорусских, украинских и других формирований.
Партизанские и подпольные движения, развернувшиеся на оккупационной территории, прошли через три этапа:
Первый - начало становления партизанского движения и подпольной работы;
Второй - время быстрого роста народной борьбы, вызванной разгромом фашистских войск под Москвой;
Третий совпадает с периодом коренного перелома в Великой Отечественной войны.
Первый этап самый трудный, зависел от многих факторов, поэтому по продолжительности времени в различных областях и районах неодинаков.
4 октября 2005 года в Москве под председательством Министра обороны России Игоря Иванова состоялось очередное заседание российского организационного комитета «Победа». В его работе принял участие Губернатор Брянской области Н.В. Денин.
В конечном итоге оргкомитет «Победа» принял решение одобрить опыт Брянской области и ряда других регионов РФ по организации и проведению военно-мемориальной работы. Комитет «Победа» также выразил признательность МИДу и Минобороны России, правительству Москвы и Санкт-Петербурга, а также администрации Амурской, Брянской и Сахалинской областей за активную работу по предотвращению фактов искажений военной истории Отечества и событий Великой Отечественной войны.
Кровавый огненный смерч войны ворвался в пределы нашей Родины на рассвете в 4 часа утра 22 июня 1941 года, когда Советский народ спал мирным сном.
Фашистская Германия и ее сателлиты без объявления войны напали на СССР.
На площади города Стародуба, где проходили первомайские и октябрьские торжества, собралось много народа.
В 12 часов по радио выступал заместитель председателя Совета Народных Комиссаров В.М. Молотов с заявлением, в котором указывалось, что нападение фашистской Германии на СССР явилось беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством.
Бомбардировке авиацией были подвергнуты Рига, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс, Гродно, Лида, Волковыск, Брест, Кобрин, Слоним, Барановичи, Бобруйск, Житомир, Киев, Севастополь и многие другие города и железнодорожные узлы, аэродромы, дислокации Советских войск вблизи границы от Балтийского моря до Карпат.
В 5-6 часов утра немецкие войска перешли государственную границу СССР и повели наступление вглубь Советской территории. Началась Великая Отечественная война Советского народа. С первых минут - эта кровопролитная, бандитская война. Германский империализм навязал Советскому народу самую жестокую из всех войн, когда либо пережитых нашей страной.
«… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» - так закончил свое выступление В.М. Молотов.
Президиум Верховного Совета СССР принял указы: «О мобилизации военнообязанных (мобилизации подлежат военнообязанные 1905-1918 г.г. рождения включительно)». Первый день явки мобилизованных на призывные пункты 23 июня 1941 года; об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения, в том числе в Орловской области (г. Стародуб входил в состав Орловской области).
С первых дней город принимает грозный вид. Десятки сотен призывников, запасников и их родных у военкомата. Бесконечные совещания в райкоме партии, в райисполкоме.
Вводится комендантский час, согласно которому движение пешеходов, транспорта и других передвижений по городу в ночное время разрешается только по специальным пропускам. Везде несут службу военные и милицейские патрули, а с формированием истребительных батальонов и его бойцы.
ЦК партии и Советское правительство не скрывало величайшей опасности, нависшей над страной. Они подчеркивали, что только напряжением всех сил можно добиться победы.
Лозунгом дня стал призыв:
«Все для фронта, все для победы».
Страна превратилась в огромный боевой лагерь, охваченный единым порывом разбить и изгнать с Советской земли врага. Уничтожить фашизм. 
Уже с 25 июня 1941 года по радио звучали песни:
«Вставай страна огромная,
Вставай на смертный бой.
С фашистской силой темную
С проклятою ордой …»
«… Если завтра война, так мы пели вчера,
А сегодня война наступила …»

Программой действий по организации отпора немецким захватчикам явилась директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 года.
Эта директива была положена в основу речи по радио председателя государственного Комитета обороны И.В. Сталина от 3 июля 1941 года.
Он, обращаясь к народу, сказал, что если Гитлер ошибочно утверждает, что война на востоке уже выиграна, то Партия считает, что борьба только начинается и все советские люди должны понять меру опасности, нависшей над страной.
Положение на советско-германском фронте было действительно очень тяжелым.
Довоенная политика СССР в отношении ведения войны с капиталистическими государствами предусматривала ведение войны на территории нападающего государства, поэтому обороне, как виду боевых действий, применяемой с целью сорвать или отразить наступление превосходящих сил противника, удержать занимаемые позиции и создать условия для перехода в наступление не только не уделялось внимание, но как вид боевых действий был исключен.
Третьего июля 1941 года Орловский обком партии потребовал от работников комитетов перестроить всю работу применительно к военной обстановке.
Четвертого июля Орловский обком ВКП(б) в своем письме городским и районным комитетам партии писал:
…Сейчас начинайте создавать подпольные ячейки, намечайте явочные квартиры в каждом городе, рабочем центре, рабочем поселке, на ж/д станциях, в совхозах, колхозах «… Областной комитет партии не может преподнести всех деталей этой чрезвычайно важной работы и предлагает Вам, исходя из местной обстановки и особенностей приложить все свои знания, проявить инициативу и смекалку для того, чтобы выполнить полностью указания партии быстро создать сеть подпольных организаций …»
Со стороны отдельных руководителей появилось известная недооценка партийного подполья. Некоторые из них считали, что подпольные организации следует создавать лишь в том случае, если предполагается длительная борьба в тылу врага. Поскольку же враг, по их мнению, будет вскоре изгнан с советской территории, никакой практической необходимости в создании подполья нет
Так заявляли те руководители, которые прекрасно понимали, что они должны возглавить подполье, но, мягко говоря, в их планы это не входило.
Ясность была внесена постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года, в котором указывалось, что организацию подпольной и партизанской борьбой должны взять в свои руки сами руководители местных партийных организаций, люди которых хорошо знают в районе.
В середине июля 1941 года ЦК ВКП(б) направил тридцать представителей в Орловскую область. С их участием в районах прошли совещания руководящих работников, на которых обсуждались вопросы подготовки к сопротивлению оккупантам.
Нужно было провести мобилизацию, создать условия для госпитализации раненых, возглавить борьбу с вражескими агентами и парашютистами, обеспечить порядок и организованность, подобрать кадры для организационной борьбы в тылу врага.
В подготовке к развертыванию вооруженной борьбы против захватчиков важную роль выполнили истребительные батальоны, которые формировались в прифронтовых областях в соответствии с решением политбюро ЦК ВКП(б) от 24 июня 1941 года. Они создавались из местного населения для охраны городов от пожаров, возникающих в результате налетов вражеской авиации, для уничтожения диверсантов и вражеских десантов. Бойцы батальона проходили боевую и политическую подготовку по утвержденной программе и находились на казарменном положении. К августу 1941 года на Орловщине было создано 75 подобных батальона численностью 100 тысяч человек.
В Стародубе также был создан истребительный батальон около 100 (Ста) человек. В основном батальон охранял гражданские объекты совместно с населением: колодцы, водокачки, колонки.
При вступлении немцев батальон распался.
Во второй половине июля 1941 года на территории Стародубского района немцы высаживают десант, который в короткое время был взят в плен.
Десантники - немцы на грузовой машине были доставлены в город. Жители г. Стародуб имели возможность «познакомится» с ними.
Верным помощником ВКП(б) в развертывании всенародной войны в тылу врага и активным ее участником выступил Ленинский комсомол.
Л.И. Брежнев отмечал:
«В трудный час испытаний юность страны отдавала все во имя победы, ради счастья и жизни на земле …»
Уже 23 июня 1941 года ЦК ВЛКСМ принял постановление «О мероприятиях по военной работе в Комсомоле», в котором говорилось, что каждый комсомолец должен быть «готов с оружием в руках биться против врага»
В июле 1941 года ЦК ВЛКСМ разослал на места специальную инструкцию «О работе комсомольских организаций в районах, временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками», в которой исходя из указания ЦК партии, конкретизировал задачи комсомола на оккупированной территории.
Утром, в понедельник 18 августа 1941 года, когда передовые разведывательные отряды соединений первого эшелона противника, подошли к окраине г. Стародуба со стороны Унечи, отец, как все добросовестное трудоспособное население, не имея истинной информации о подходе немцев к городу, ушел на работу. Я его проводил и вместе с ним вышел на улицу. И вдруг … оглушительный взрыв …Огромный столб дыма, а затем огня в районе совхоза «1 Мая» (так назывался совхоз «Стародубский») поднялся вверх. В северной части города появились очаги пожаров: горели жилые дома.
Вся улица была забита машинами с бойцами и командирами Красной Армии. Один из бойцов, совсем мальчишка глаза большие голубые, с веснушками с правой и левой стороны носа, которому поливал я воду и умываясь, громко отфыркиваясь, тихо скороговоркой сказал: «Менее через полчаса немцы займут Стародуб. Они идут со стороны Унечи». И тут же раздалась команда «по машинам». Бойцы поспешно садились в машины. Они тронулись и очень многие на ходу забирались в кузов. Все машины успели проскочить перекресток ул. Воровского и Красной, свернули направо на Первомайскую. Вместе с отступающими частями Красной Армии на восток уходили мобилизованные (допризывники) города Стародуба и района. В субботу 16 августа 1941 года последняя партия около 700 человек, в подавляющем большинстве молодежь, которой едва исполнилось 18 лет, а некоторые и не достигли этого возраста.
Ежедневные скупые, урезанные до предела и далекие от истины, сводки Совинформбюро приносили безрадостные новости о положении на фронте.
В воскресенье 17 августа 1941 года очень теплый, можно сказать жаркий, безоблачный безветренный летний день. 
С утра двухмоторные штурмовики, базировавшие в шести километрах восточнее города, за дубовой рощей поселка Десятуха, наносили боевые удары по наступающему противнику в северном и северо-западном направлении. Воздушные налеты носили массовый характер.
Разрывы сбрасываемых бомб отчетливо доносились до города. Возвращались с задания значительно меньше машин, чем уходили.
Гитлеровцы вошли в Стародуб неожиданно, захватив население врасплох и тем лишив его возможности заранее эвакуироваться. Даже некоторые учреждения (банк) выезжали из города в момент вступления в него немцев.
В городе оставалось много членов семей - фронтовиков, некоторые члены партии и молодежь непризывного возраста в большинстве комсомольцы. Осталось много евреев.
Райком и другие организации оставляли город даже в момент вступления немцев, когда на улицах шла стрельба.
Вслед за передовым разведывательным отрядом в город входили главные силы фашистов. Они двигались по тем же улицам, что и разведка, а затем расползались по всему городу.
Вперемешку с танками заполнили улицы роты мотоциклов, грузовые машины, бронетранспортеры с пехотой, арторудия на тягаче. Тем временем немецкая лавина выходила на южную окраину города по улицам Фрунзе и по улице Коваленко на восточную.
Страшно было смотреть на такое бесчисленное множество техники и людей. Все казалось страшным сном.
Вот они, враги, здесь в Стародубе.
Нечастые автоматно-пулеметные очереди, оружейная стрельба и редкие разрывы орудийных снарядов доносились с той окраины города, куда двигалась лавина.
К 12 часам дня стрельба прекратилась. Немцы полностью заняли город.
Гитлер объявил, что немцы идут как освободители. На третий день в городе на стенах домов и заборах улиц появились портреты Гитлера до десяти и более наклеенных подряд надписи: «Гитлер освободитель».
И тут же рядом смертью карается:
1.Тот, кто несмотря на предупреждение требования сдать оружие и патроны, хранит их;
2.Тот, кто каким-либо образом поддерживает партизан;
3.Тот, кто во время сумерек или в темное время будет встречен на улице.
Германское командование
С первых дней своего вторжения на территорию Стародуба и района фашисты ликвидировали Советские административные органы: городской, районный, поселковые и сельские советы, колхозы, совхозы.
Оккупированную Орловскую область переименовали в губернию и ее территории разделили на округа, уезды, волости. Стародуб вошел в Клинцовский округ.
Город стал называться уездным и объединил несколько волостей. Его возглавлял бургомистр (районная управа). Волость объединила несколько населенных пунктов и возглавлялась старейшиной. В каждом населенном пункте был староста. В городе - уличные старосты.
Созданная в городе и в селах власть, основные функции которой оказание активной помощи фашистским оккупантам в уничтожении всего, что напоминало о Советском строе, его идеологии. Были переименованы улицы, переулки города, носящих названия связанные с Советской системой.
В области экономической политики в задачи местной власти входило изъятие у населения местных продовольственных ресурсов для снабжения фашистской армии и Германии.
Для немецких захватчиков Стародубский район представлял большой интерес. Они знали, что он один из богатейших сельскохозяйственных районов области. Жаждали получить большое количество зерна, технических культур и приучить население к покорности, сделав его образцом «спокойствия».
Гитлеровцы провозгласили, что завоеванные восточные области являются германской территорией.
Земля, весь инвентарь собственностью германского государства.
Уже с первых дней войны фашистские правители обещали своим офицерам и солдатам раздать землю, отнятую у русских крестьян, а самих крестьян сделать рабами в имениях гитлеровских господ. Это оккупанты неукоснительно проводили в жизнь.
Сельхозкомендант Моорбринк, ярый нацист, заполучил от фюрера в подарок совхоз «Красный Октябрь» установил на его территории дикие порядки.
Любимым занятием сельхозкоменданта было согнать всех людей (жителей города и деревни) в одно место и под угрозой смерти заставлять бегать за зайцами и лаять, подражая собакам.
В первые, самые страшные дни оккупации было много пережито и детьми, и взрослыми и находились в подавленном состоянии. Они не знали, что ждало их впереди, и мысли о собственной судьбе тесно были связаны с судьбой всего Советского народа и государства.
Пока еще из местных жителей никто не разбирался, какая власть устанавливается в городе, какое немецкие начальство здесь временное, какое постоянное, кому пожаловаться на произвол проходящих солдат и офицеров. Каждая семья сознавала безвыходность своего положения и применялась к новому ужасному немецкому порядку.
Первый вопрос, который стоял перед населением - это вопрос о хлебе. Люди, жившие по ул. Краснооктябрьской, обратились к учительнице немецкого языка Е.А. Мочаловой с просьбой переговорить с представителями Германского командования о возможности снабжения хлебом или мукой население.
Через несколько дней после занятия г. Стародуба Германское командование организовало городское гражданское управление, которое начало создавать порядок, а также организовало снабжение хлебом население.
24 августа 1941 года был назначен 1-й бургомистр Александр Сергеевич Ф…, до войны работавший системе торга.
Спустя некоторое время бургомистром назначен руководитель дела снабжения Ф.И.З…
Карточное бюро гражданского управления в конце августа 1941 года выдало продовольственные карточки жителям города Стародуба, по которым в открывшихся магазинах выдавало хлеб. Кроме хлеба других продуктов там не было.
При городском гражданском управлении был организован земельный отдел, во главе которого был поставлен Г.И.Г…
Вскоре после организации земельного отдела в г. Стародуб прибыл военный комендант по сельскому хозяйству, и работа земельного отдела контролировалась как Гражданским управлением, так и сельскохозяйственным комендантом.
28 августа 1941 года была организована городская гражданская вспомогательная полиция, в которую вступило 20 человек. На 20 октября штат полиции - 41 человек.
Этого числа было организовано Бюро труда (Биржа) при городском управлении.
С 28 августа по 11 октября биржа труда зарегистрировала 820 рабочих и служащих.
Для уборки урожая овощей бывшему совхозу «1 Мая» потребовалось 75 женщин ежедневно. Были составлены списки и вызвано 82 женщины. Но из них в бюро явилось только 12 человек. Будем надеяться, что подобные явления в области трудовой дисциплины повторяться не будут. Отказ от явки на работу по вызову гражданского управления является саботажем.
Саботаж - это самая массовая и распространенная форма участия советских людей в борьбе с оккупантами.
Один из фашистских наместников, находившийся на временно оккупированной советской территории писал в Берлин: «Гораздо большей опасностью, чем активное сопротивление партизан, здесь является пассивное сопротивление - трудовой саботаж, преодоление которого мы имеем еще меньше шансов…»
Прошло всего 10 дней оккупации Стародуба, как 75 жителей города бросили вызов оккупационной власти; поднялись на борьбу против немецко-фашистских оккупантов и их порядка, и с самого начала эта борьба приняла массовый характер. Это стихийное выступление трудящихся положило начало борьбы против фашизма.
Для учета вновь прибывших, убывших и перемещающихся на другие квартиры, при Городской вспомогательной полиции с 13 октября 1941 года организован паспортный стол приписки и выписки. Проведена регистрация коммунистов и комсомольцев по городу, а спустя некоторое время по району.
С появлением в городе немецкого командования было отдано распоряжение о возобновлении работ всех учреждений и предприятий, а также об обязательной явке всех рабочих и служащих по месту работы.
В конце второй декады сентября месяца 1941 года все оставшиеся в городе евреи были согнаны в гетто на х. Беловщина. Все мужчины и мальчики старше 14 лет около 800 человек в последних числах октября месяца были выведены и из гетто в Галые болота и расстреляны.
Женщины и дети остались ожидать своей участи.

Город Стародуб был оккупирован на 58 день войны немецко-фашистскими войсками. Не верилось, что это произошло. Начались черные дни оккупации.
Если война за 57 дней сделала нас, школьников, совершенно другими людьми, то оккупация продолжала углублять этот процесс. На жизнь мы стали смотреть совершенно другими глазами, глазами взрослых, рассуждали не детским умом.
Ненависть к врагу захлестнула нас, она была сильнее, чем боязнь за наших близких, чем страх собственной смерти. Мы думали и о родных, но выбора у нас не было. На оккупированной территории начали действовать законы, которые, как рассчитывал враг, должны были оставить в русском человеке лишь биологическое - выжить. Все, казалось бы, учли тупоумные министры по делам занятости восточных областей, партийные деятели, стратеги и идеологи. Не учли силы советского духа - категории идеологической.
Опьяненные успехами в первые месяцы войны, Гитлер и его окружение считали, что Красная Армия разбита и война скоро завершиться взятием Москвы, а возможность поражения по собственной вине даже не приходила им в голову.
Когда Миновала острая опасность, напряжение и оцепенение немного спало, вчерашние школьники изучавшие в школьных кружках оружие, страстно тянулись к нему.
Буквально на 3 день оккупации по горячим следам подростки 14-17лет стали собирать брошенное оружие, гранаты, патроны, пулеметные ленты, диски ручных пулеметов, стволы без ложе, затворов.
Оружие подбиралось, собиралось и пряталось. Твердо знали - пригодится. Никакой протест родных не мог остановить этот процесс, даже угроза смерти со стороны врага. С молчаливого согласия родных оружие пряталось по погребам, под картошкой на сеновале, под стрехами, зарывалось в землю под крыльцом. 
Молодежь, которая хорошо знала друг друга, начала встречаться, делится между собой новостями, мнением. На почве этих общих интересов и взглядов стихийно начали формироваться небольшие, пока 2-3 человека группы единомышленников в разных концах города Стародуба, оккупированном немцами. Группы росли медленно и очень осторожно.
Необходимо отметить, что начало зарождения групп началось с улицы Клин-2. Бывшие члены истребительного батальона: Ребик Михаил, Семенчикова Юля, Чечет Рая, Чечет Антонина. Они были родственниками (двоюродные братья и сестры), поэтому имели друг к другу доверие. Затем присоединились Рыжков В., Дуленок Галина и другие. Обстановка была крайне неблагоприятная. Собираться было негде, комендантский час вошел в силу. Собирались во рву, в окопе.
В эти первые дни был разговор об оружии, налаживании какой-нибудь связи со старыми опытными товарищами.
Через несколько дней Михаил Ребенок встретился со своим бывшим командиром отделения Шевченко, членом ВКП(б), который сказал, что несколько товарищей оставлены специально для организации подполья, а ваша задача собрать как можно больше оружия и надежно спрятать его, потом пригодиться.
Параллельно с этой группой в западной стороне города стихийно возникла вторая группа: Косяков Дмитрий, Ложечко Аполлон, Зубарев Иван, Зубарев Георгий и автор этого доклада. Группы работали разобщено.
Несмотря на это мы хорошо знали друг друга.
Значительно позже в ноябре месяце 1941 года параллельно с двумя группами создается 3 группа район улицы Фрунзе, которую возглавил Булавин Михаил, проживавший в этом районе. Он прибыл в Стародуб в ноябре месяце 1941 года. Первое время он старался отыскать и установить связь с местной подпольной организацией Райкома. Не найдя таковую, решил самостоятельно начать работу, надеясь, что в дальнейшем патриоты так или иначе не могут не встретиться. В его группу входил Сизов (военнопленный работал в полиции), Комиссаров Алексей, Филимоновский Виктор, Пантелеймонов Иван и другие. Необходимо отметить, что они придерживали тактики выживания …
В конце 1941 года на северо-востоке района возродилась 4-я группа по руководством Шинкоренко Афанасия, который быстро связался с группой Ребенка М.
Шинкаренко Афанасий ставил вопрос о быстрейшем обеспечении всех членов оружием. Требование, может быть, и правильным …но «недостаток оружия и боеприпасов резко ощущался в стране»
Заявление жителя г. Стародуба
К.Г. Руденко
13 августа 1941 года
Прошу бюро Обкома ВКП(б) направить меня добровольцем в ряды доблестного Красного флота или Красной Армии как бывшего командира и комсомольца Красной гвардии и партизана. Я рождения 1886 года, 1 ноября, к мобилизации не подлежу. Однако спокойно смотреть не могу на войну, не приняв активного участия в ней для разгрома фашистов.
Я постоять, как и было раньше, за дело партии Ленина. Прошу не отказать в моей просьбе. 
О результатах решения бюро обкома ВКП(б) сообщите мне по адресу: Орловская область, г. Стародуб, ул. Первомайская, 10
Руденко
Заявление К.Г. Руденко не осталось без ответа: он возглавил подпольный Райком партии. Ему было дано задание с отрядом партизан, организованным Стародубским Райкомом партии и РОНКВД из коммунистов и советского актива, оказать сопротивление немцам и помочь Красной Армии, что было им выполнено. Член партии Пашук Конон Федорович по заданию райкома партии находился в партизанском отряде, которым командовал Курбан, а комиссаром роты был Денисенко.
24 августа 1941 года в боях с немцами в районе села Дохновичи Пашук Конон Федорович был ранен и контужен и остался на поле боя, где был подобран неизвестными лицами и доставлен на пасеку. В течение четырех месяцев находился на лечении у гражданина Поклонского Изота Григорьевича. Затем вместе с Черновым организовал террористическую группу и действовал в тылу врага по уничтожению фашистов и их ставленников на территории Стародубского, Клинцовского районов. Организовал советских людей для вступления в партизанский отряд порядка 72 человек.
В апреле 1943 года влился в партизанскую бригаду имени «Суворова»
В боях в районе Кистра отряд до одного человека погиб.
Появление в период оккупации города Стародуба воинов Красной Армии, бежавших из плена, вырвавших из окружения, стало привычным и не вызывало особых сенсаций.
В большинстве своем это были жители города или родившиеся в нем и длительное время проживали до мобилизации в других городах, поселках, населенных пунктах Советского союза. Одни приходили к своим семьям, другие останавливались у родственников и просто находили приют у хороших людей.
Одним из первых в первой декаде сентября 1941 года появился из окружения Иван Самуйлович Египцев. До войны служил в Советской Армии, участвовал в боях с немцами, попал в окружение и пришел домой, когда город уже был оккупирован немцами. На третий день своего пребывания в Стародубе Египцев И.С. встретился с довоенным знакомым Дмитрием Косяковым и пополнил западную группу единомышленников. Сразу включился в работу по сбору оружия, его доставке и укрытию в надежном месте.

Калманов Николай Гаврилович
1913 года рождения до Великой Отечественной войны с матерью жил Киеве, работал в дорожном отделе милиции юго-западной железной дороги с 17 декабря 1937 года по сентябрь 1941 года, старший лейтенант.
В конце двадцатых годов шестнадцатилетним мальчиком он был некоторое время в Стародубе: гостил у своей тети Грамаковой Федосьи Григорьевны.
Осенью в конце сентября или первых числах октября пришел в Стародуб: обросший, грязный, оборванный, больной. Он остановился у своей двоюродной сестры - Грищенко Антонины Павловны, проживающей по ул. Трудовой, 2.
Где-то в районе Киева попал в окружение немецких войск, пробраться на восток не смог, а в Стародуб прибыл по заданию органов Советской власти.
Калманов Н.Г. прожил у сестры около недели. Вместе с ним она ходила на биржу труда, где он выдал себя за местного жителя, получил назначение на должность лесника в Стародубское лесничество.
У сестры была большая семья, и она опасалась репрессий со стороны немцев за его прошлую и неизвестную будущую деятельность, поэтому Калманов Н.Г. ушел на квартиру к старушке Буховец Марии Семеновне, проживающей по улице Воровского, 21.
Рядом с домом , в котором поселился Н.Г. Калманов, проживала семья из 5-ти человек, глава которой Бушма Федос Ефимович в декабре 1937 года был арестован, осужден тройкой по 58 статье на 10 лет с поражением в правах и выслан в Сибирь. Реабилитирован в 1958 году.
Н.Г. Калманов по своей натуре был очень общительным человеком, а тем более его нынешнее положение требовало знакомств.
Буквально на второй день он познакомился с соседом и особенно обратил внимание на девятнадцатилетнюю Раю, дочь репрессированного отца.
После короткого поверхностного разговора с ней он пришел к выводу - это то, что надо для будущей подпольной работы: семья репрессированного в годы Советской власти не могла вызвать подозрений у немцев и местных властей. Но как привлечь ее к подпольной работе?
С момента ареста отца прошло три года и восемь месяцев. За это время Рая узнала, что отец не виновен, его оклеветали.
Поэтому прошлая обида ее уже мало тревожила. Ее тревожило будущее: как жить при немцах? Т.е. угроза порабощения Родины.
Со второй половины октября 1941 года работала учительницей начальной школы в с. Пятовск там и проживала до июля 1942 года (часто бывала дома)
Вскоре состоялась встреча с Н.Г. Калмановым. Он сказал, что в городе действует подпольная организация, что он является ее членом и предложил ей вступить в эту организацию. Поскольку она разделяла взгляды Н.Г. Калманова, и дала свое согласие. Ее вступление в организацию никак не оформилось, все ограничилось устным согласием. Работала под непосредственным руководством Калманова, Н.Г. Калманов был руководителем этой организации. 
По заданию Н.Г. Калманова Рая устроилась работать на биржу труда, где он планировал провести ряд мероприятий, предотвращающие угон молодежи в Германию.
На биржу труда оформилась карточницей через заместителя бургомистра города Карманова Николая Фомича, бывшего учителя математики средней школы им. Калинина г. Стародуба.
В тайнике своего дома хранил оружие, патроны, пистолет, бинокль, сумки с медикаментами. Все это приносил Калманов Н.Г. и Нина Линева.
11 октября 1941 года в г. Стародубе на базе районной больницы разместился медсанбат с тяжелоранеными красноармейцами, командирами Карасной Армии и обслуживающим персоналом в количестве семнадцать человек - врачи, медсестры, санитары, захваченный под Погаром в конце августа 1941 года в плен немцами. Врачей было семь человек.
Хирург медсанбата Александров Дмитрий Дмитриевич был назначен заведующим больницей. По прибытию всех врачей увели и через некоторое время вернулись в отрепьях. Он (Александров) обошел всех больных и расспросил о звании, партийности, а потом сказал: 
-Мне нужно представить списки всех вас немцам. Так знайте, что у меня все беспартийные и рядовые. Самое главное сейчас выздороветь, а потом, кто в подполье, кто в партизаны.
Приказ сестрам сейчас же всех обстричь.
Вскоре все врачи медсанбата и Стародубский врач - глазник Гордон (еврей) исчезли. Заведующим был назначен местный молодой врач Завалей, который и был до конца оккупации.
По мере выздоровления раненых стал вопрос: - как с ними поступать, так как немецкое командование требовало всех выздоравливающих посадить в тюрьму. Спасать надо было всеми правдами и неправдами.
С согласия бургомистра (русского) часть раненых разместили у населения под видом родственников.
В этом большую роль сыграли наши женщины, разобрав к себе военнопленных. Но не всех, часть находилась на излечении.
Н.Г. Калманов понимал, что раненые военнопленные не связаны с семьей и их после лечения куда-то надо определять, а поэтому стал посещать больницу.
Во второй раз посещения больницы он познакомился с медсестрой Ниной Александровной Линевой и другими военнопленными с целью вовлечения их в подпольную работу.
С Н.А. Линевой Раю Бушму познакомил Калманов Н.Г. в ее доме в 1942 году представил ее как соратника по подпольной работе.
Линева Нина Александровна родилась в г. Данилово, Ярославской области. Работала, после замужества в Ивановской области фельдшером.
В июне 1941 года ее призвали в ряды Красной Армии и отправили на фронт.
В конце августа 1941 года попала в плен с медсанбатом под Погаром.
Линева Н.А. добывала медикаменты, перевязочный материал. Рая и Нина взаимно посещали друг друга. Она передавала Рае медикаменты в здании больницы или же приносили сама домой.
Нина труднее других переносила плен.
Н.Г. Калманов был человек волевой, мужественный, умеющий направить силу своего характера для выполнения долга перед Родиной. Он умно, осторожно стал разворачивать подпольную работу.
При нашей встрече, которая состоялась в начале третьей декады октября 1941 года в доме по ул. Воровского, 35, где я проживал вместе со своими родителями, он говорил: 
-Я исхожу из того, что райком партии, наверное, оставил в городе и районе людей для подпольной работы, а если их нет, то очень надеюсь, что простые люди, оказавшиеся на оккупированной территории не поддадутся лживой пропаганде фашистов.
Вот таких людей я буду отыскивать, хочу объединить их для борьбы с оккупантами.
Я должен терпеливо много беседовать на разные темы с людьми, проверить каждого моральный дух и желание сражаться с врагом.
Нужны деловые, морально устойчивые, храбрые, выдержанные, не болтливые люди.
Речь идет о крайней осторожности, очень страшной опасности, которая подстерегает ежеминутно.
Сможет ли каждый выдержать груз ответственности и чем это может кончится.
Подполье и партизанство - это необычные формы борьбы, специфические. Они требуют многих качеств от людей. Здесь нет тыла. Всякая ошибка ежеминутно может стоить жизни.
В подполье и партизаны идут добровольцы. Когда Н.Г. Калманов включился в борьбу добровольцем, он предупреждал, что это опасно, что может поплатиться жизнью, мало шансов остаться в живых.
Такое предупреждение получил и я.
Подпольной работой в тылу немцев Калманов Н.Г. начал заниматься с первых дней прихода его в Стародуб. Он поставил задачу организовать в Стародубе и районе партизанский отряд и выйти в лес для открытой борьбы с немцами и их ставленниками.
Подготовку к организации отряда с целью конспирации начал с организации и пополнения уже существующей малочисленной группы единомышленников.
Октябрь 1941 года. Враг рвался к Москве, подвергал ее артиллерийскому обстрелу. Объявлено было осадное положение в столице.
Уже союзники предрекали немцам победу, с минуты на минуту ожидали сообщений немецкого радио о падении Москвы. Немцы приготовили мраморные и гранитные плиты для сооружения какого-то памятника в честь победы в Москве.
Были расписаны места на банкете, подвезены сотни тысяч немецких крестов для награждения отличившихся солдат, офицеров, генералов в боях за столицу России.
Хвастливо заявили, что 7 ноября 1941 года проведут на Красной площади парад войск.
Представьте себе, каким нужно было обладать патриотизмом, какую нужно было иметь жажду борьбы за освобождение Родины, какой ненавистью должно было пылать сердце к врагу, каким нужно было обладать бесстрашием, пренебрежением опасностью, чтобы в самый драматический для страны момент, находясь в глубоком тылу немецких войск, готовиться к активным действиям борьбы с фашизмом - создавать подпольную патриотическую молодежно-комсомольскую организацию, во главе которой становится Николай Гаврилович Калманов, человек сильной воли, несгибаемого мужества, преданный своей Отчизне и отдавший в полном расцвете свою жизнь за нее, ради победы над фашизмом.
Да, 7 ноября 1941 года в Москве состоялся парад не гитлеровских войск, а войск Красной Армии. Полки и соединения прямо с парада отправились на передовые позиции.
Накануне вечером 6-го ноября 1941 года на станции метро «Маяковская» состоялось торжественное собрание представителей трудящихся Москвы, посвященное 24-й годовщине Октябрьской революции.
Через пару дней пошли слухи об этих событиях. По городу были расклеены рукописные листовки.
Пятого декабря 1941 года началась Великая Московское сражение. Немецкие «непобедимые» войска, прошедшие триумфальным маршем по всей Европе, позорно бежали от Москвы.
Только восемь дней спустя наше Совинформбюро сообщило о разгроме фашистских войск под Москвой.
И на второй день после сообщения рукописные листовки, которые писались разным подчерком, были расклеены по городу и передавались из рук в руки. Жители жадно вчитывались в каждое правдивое слово. И тут же полицейские, заметив скопление народа, шустро подбегали, вырывали из рук и срывали слова правды, доносимые населению города.
Разгром Красной Армией гитлеровских войск под Москвой убедил Советских людей, находящихся на оккупированной территории, что «непобедимая» гитлеровская армия может быть не только остановлена, но и разбита.
Тем не менее численность патриотических групп росла, увеличивалось и количество винтовок, патронов, гранат. К концу декабря 1941 года подпольная группа Калманова насчитывала уже 16 человек.
Росла численность подпольщиков и в другой группе, которую возглавил командир Красной Армии Филонов В.Ф., (Участвовал в боях против немцев. Вместе с частью попал в окружение, раненый в конце октября 1941 года пришел домой. Включился а подпольную работу.) 
Первые жертвы Стародубского подполья.

В предложенном мне материале архива УФСБ по Брянской области я не нашел конкретных сведений, что члены ВКП(б) Генус Авраам Спиридонович 1886 г.р. и Леньков Иосиф Антонович 1904 г.р. жители города Стародуба были оставлены РК ВКП(б) на подпольную работу в г. Стародубе.
Но в архиве имеются показания подпольщиков, которые дают право о том, что они действительно были оставлены для организации подполья в Стародубе.
Раиса Николаевна Чечет (Смирнова) излагает четко и ясно:
«…Начальником городской гражданской вспомогательной полиции работал Генус А.С. при встрече с ним (мы жили на одной улице) я как-то терялась, презирала его, и вдруг … молодцы ребята! Действуйте! Я вас буду охранять. Но вас маловато, вот это плохо …
Я остолбенела, сделала удивленные глаза. Но он добавил: «Знаешь, Рая, надо идти в район. Так Вы скорее встретите того, кого ищите, направление выбирай сама». Около нашего дома исчезли полицейские.
Как-то Генус А.С. зашел ко мне домой. Дома я была одна. Вид у него был мрачный
Мы поздоровались и после долгого молчания он сказал:
-Ну, Рая, тяжело было дышать, а сейчас невозможно. Вызывали мня в гестапо, предупредили. Но это чепуха… Надо тебе идти работать, - это раз, а во-вторых …
Он вытащил несколько бумажек и показал мне заявление от господина Старосты М.
-Прошу установить строгое наблюдение за квартирой бывшего уличкома городского совета Чечет натальи Николаевны и ее дочерьми Раисой, бывшей работницей РК ВЛКСМ и Антониной - женой командира Красной Армии.
Второе заявление от Г. (впоследствии она стала переводчицей в гестапо) на Чечет Р.Н. в том, что в ее доме часто собирается молодежь как Ребенок М.Т., военнопленный Писарев, сестра и еще какие-то мне неизвестные люди. Я сама видела.
Пока я читала эти бумажки, он следил за мной, а потом сказал:
…Чувствую, что долго вас не могу защищать, передавай привет всем своим друзьям и, главное, иди на работу, да такую, чтобы снять все подозрения, дома ничего не держи. Советую иди в отдел городского образования к Цеханович Кириллу Александровичу, человек он НАШ!
Уничтожил эти два заявления, он пожал руку мне и ушел.
Долго я не могла прийти в себя…
Один из самых активных подпольщиков, неутомимый связной, бесстрашный, находчивый Михаил Терентьевич Ребенок оставил свои воспоминания и в частности:
«…Генус А.С., бывший комиссар дивизии в гражданскую войну, говорил мне:
-Вот, сынок, мы уже свое отжили, много пережили, много видели, теперь, вероятно в сторону. Надеюсь, что вы не бросите своей работы после нас, а наоборот… Надеюсь, что добьетесь своего и оправдаете доверие. В глаза любому будете смотреть прямо и дождетесь лучших наших дней. Ведь вы еще молоды.
На меня уже подали заявление, и на Раю Чечет, и на тебя…»
В конце сентября 1941 года, пишет в своих воспоминаниях Анна Павловна Корниенко (Булавина):
«Я была назначена на место своей прежней работы в ларек по ул. Урицкого. В ларьке выдавали хлеб гражданам по карточкам, других продуктов кроме хлеба не было.
Начальник городской полиции Генус А.С. по дороге домой каждый день заходил в ларек. Он жил по ул. Клин -2 (ул. Фурманова).
Я хорошо знала Генуса А.С., и он хорошо знал меня. До войны он обещал дать мне рекомендации в партию. Вот поэтому со мной вел откровенные беседы, рассказал, что начальником полиции он сделался сознательно. Ходили слухи, что Генус А.С. и Леньков И.А. были оставлены Райкомом для организации подпольной работы в городе. Он сделал не малую пользу, уничтожая разного рода поступающие в полицию заявления - доносы на патриотов.
По его указанию юными подпольщиками проводились мероприятия, которые позволили наказать расстрелом наиболее ярых, преданных немцам полицейских …»
На улице, где проживал Генус А.С., все хорошо знали, что он активный член партии, бывший комиссар дивизии в гражданскую войну.
По вермахту был отдан приказ о расстреле комиссаров, но коммунистов и комсомольцев этот приказ не затрагивал.
Выбора другого не было. Грозил расстрел. Генус А.С. и Леньков И.А. сознательно пошли на работу к фашистам: поступают в городскую гражданскую вспомогательную полицию, чтобы завоевать доверие властей, показать себя в работе, оказать помощь партизанам и подпольщикам, которые очень скоро (а в этом они не сомневались) станут проявлять свою деятельность.
20 октября 1941 года вышел 1-й номер газеты оккупационного периода: «Стародубская газета».
В передовой статье в числе лучших людей города назван Генус А.С. - начальник городской гражданской вспомогательной полиции.
Спустя 21 день эта же газета от 10 ноября 1941 года № 4 печатает сообщение немецкого командования от 5 ноября 1941 года о расстреле 30 октября 1941 года по приговору военного суда от 29 октября 1941 года Генуса А.С. и Ленькова И.А. за поддержку партизан. С момента восхваления начальника городской гражданской полиции прошло всего 9 дней.
В городе был вывешен приказ: «За связь и помощь партизанам расстрелять Генуса А.С. и Ленькова И.А. …»
Страшное сообщение потрясло весь город, зарождающее подполье, но не сломило его…
Это были подпольщики, притом подпольщики мужественные, решительные, смелые. Они сделали то, что можно было сделать, и от них нельзя было требовать делать большее. Нам нужно делать то, что не пришлось им, и мы сделаем, сколько успеем. А нас не будет, на наше место станут другие, так как мы стали на место павших. Но примириться с врагом? Никогда!
Ведь таким как Генус А.С. и Леньков И.А., тем более стоявших на таких должностях и помогавших нам, больше не будет.
И нам без их помощи станет еще труднее в несколько раз!!! - так откликнулся на зверский расстрел Генуса А.С. и Ленькова И.А. подпольщик Ребенок Михаил Терентьевич.
… Ларек был местом, куда приходили все граждане, прикрепленные к нему, получать хлеб, и являлся очень удобным наблюдательным пунктом, давший исчерпывающие сведения об этих гражданах и о городских новостях.
Сюда же и принесли весть о расстреле Генуса А.С. и Ленькова И.А. 30 октября 1941 года во второй половине дня.
Товарищ Генус А.С. не раз подчеркивал значение моей работы и место расположение ларька.
«…Мир праху твоему, дорогой старший товарищ. Своей бесстрашной мужественной смертью укрепившей меня в дальнейшей патриотической работе…» - это строки из воспоминания Корниенко (Булавиной) А.П.
И последний путь пролегал по улице Воровского (во время оккупации - Славянская).
Лошадь лениво тащила повозку, на которой по разные стороны с винтовками сидели два полицейских. В повозке лежали лопаты и другой инвентарь.
На расстоянии 10-15 метров от повозки в сопровождении трех конвоирующих (один спереди - два сзади) отмеряли последние шаги жизни приговоренные к расстрелу. Один из них чуть замедлил шаг, не поворачивая головы, что-то на ходу тихо сказал стоявшему возле своего дома хозяину.
Когда этап удалился, сосед с противоположной стороны улицы повторил эти слова: «Сообщи родным, что Генус А.С. и Леньков И.А. расстреляны».
Их расстреляли на дальнем кладбище.
Так погибли, выполнив до конца свой долг, коммунисты Генус А.С. и Леньков И.А.
В городе начались репрессии. Были арестованы и расстреляны: Шевченко командир отделения истребительного батальона, Поддубный - партизан гражданской войны.
Это были первые жертвы Стародубского подполья.
Несмотря на это советские люди не склонили головы перед захватчиками и поднимались на борьбу с врагом. Некоторые из них находили связи с подпольщиками, другие некоторое время действовали самостоятельно.
Оккупанты далеко не понимали (еще шел 1941 год), что силой оружия, расстрелами не только не закрепят свою власть, а наоборот поднимут всех на борьбу, поэтому вели нагло и бесцеремонно.
Впоследствии так и получилось.
В декабре 1941 года группу Филонова В.Ф. пополнил Корольков Николай Гаврилович, по национальности белорус, уроженец д. Колотилы, Горецкого района, Могилевской области.
В 1940 году окончил Одесское артучилище.
22 июня 1941 года в районе Перемышля вступил в бой с немецко-фашистскими захватчиками.
В июле 1941 года в районе села Высокое, Киевской области был ранен в голову и отправлен в полевой госпиталь 6-й армии. С этим госпиталем попал в плен.
При этапировке советских военнопленных удалось бежать. Около двух месяцев нелегально проживал в селе Ивановское. Затем, когда немного окреп начал пробираться к линии фронта с целью перебраться к нашим частям.
В декабре 1941 года добрался до Стародуба, где проживала мать его жены. Он решил зайти к ней. Там застал жену Чечет Антонину Николаевну, которая до начала войны находилась с ним и была эвакуирована.
Сестра жены Рая Чечет познакомила его с двоюродными братьями Филоновым Владимиром Федоровичем - лейтенантом Красной Армии и Ребенком Михаилом Терентьевичем - учащимся школы им. Калинина.
В городе по ул. Клин-2 (сейчас ул. Фурманова) уже была создана группа единомышленников в количестве десять человек. Эту группу вместе с Филоновым В.Ф. возглавил Корольков Н.Г. рая Чечет, которая входила в эту группу, посоветовала Королькову Н.Г. встретится с Калмановым Николаем Гавриловичем, а также назвала фамилию Шинкоренко Афанасия Филипповича.
В скором времени эта встреча состоялась на квартире Калманова Н.Г. по ул. Воровского, 21.
В беседе с Калмановым Н.Г. пришли к согласию, о том, что все группы, которые желают принимать участие в борьбе с немецкими захватчиками, надо объединить. За эту работу принялся Н.Г. Калманов. Так был сделан первый шаг к объединению двух групп: группа Калманова Н.Г., которая в это время насчитывала уже двадцать человек и группа, которой руководил Корольков Н.Г. и Филонов В.Ф., насчитывала десять человек.
Но в городе были еще две группы, которые возглавляли Шинкаренко А.Ф. и Булавин Михаил Ильич.
Второго марта 1942 в дом, где проживал Калманов Н.Г., собрались нелегально Корольков Н.Г., Горюнов Иван Митрофанович, командир взвода, в октябре 1941 года под Вязьмой попал в окружение. В одиночном порядке дошел до оккупированного Стародуба немцами, где прожил с 1924 по 1936 гг., член группы Калманова Н.Г., Филонов В.Ф. решили создать единую подпольную патриотическую комсомольско-молодежную организацию из числа лиц, настроенных против немцев.
На этом первом расширенном совещании был избран руководителем подпольной организации коммунист Николай Гаврилович Калманов, как человек обладающий достаточными качествами и имеющий практические навыки по работе в органах НКВД, отважного по натуре, беспредельно преданного избранному пути, человека железной воли и горящего сердца.
Здесь же Калманов Н.Г. дал клятву, что начатое дело он доведет до конца, не щадя своей жизни.
Таким образом, в городе создалась единая подпольная организация, которую возглавил Калманов Н.Г. - руководитель, Корольков Н.Г., Филонов В.Ф., Шинкаренко А.Ф., Булавин М.И., Клименко И.А. - руководители групп.
На этом подпольном совещании решили: самое главное продолжить вовлекать людей в свою организацию, приобретать оружие, организовывать бесстрашных людей и в конечном счете выйти в лес для открытой борьбы с немцами и их ставленниками, т.е. создать партизанский отряд. Но, чтобы успешно вести вооруженную борьбу с гитлеровцами, необходимо оружие и боеприпасы. Но оружия и боеприпасов не было. Их нужно было добывать.
Неутомимый организатор сбора оружия Египцев И.С. дал задание мальчишкам, которых собрал вокруг себя, добывать оружие. Мальчишки полный световой день втайне от родителей обследовали рвы, канавы, поля, рощи, посадки и каждый раз с успехом возвращались, и временно прятали свои трофеи в указанном месте. А И.С. Египцев сам забирал и куда и когда уносил для складирования никто не знал.
По заданию старших товарищей мальчишки разоружали стоявшие под чехлами танки на цвинторе Вознесенской церкви, на Беловщине и других местах, воровали оружие у немцев: Алик Рыжков, Синельников Костя, Землянко Вася, Шархунов Саша, Филимоновский Слава, Молчанов Толя, Цыбульский Ваня, Шархунов Леня и другие.
Вообще услугами мальчишек ответственные подпольные работники очень часто пользовались. Их мальчишек всегда подстерегала опасность. Мальчишеское рвение выполнить задание старших захлестывало всякую осторожность, о которой они и не думали, лишь бы выполнить поручение. И нужно сказать, что девяносто процентов изысканного вооружения принадлежит им. А вот позаботиться включить в список подпольщиков, который составлялся 22 декабря 1943 года после освобождения города и района, то тут у взрослых не хватило ума. 

Проводилась диверсионная работа, хотя очень острой проблемой явилось отсутствие подрывных средств.
Под руководством Владимира Федоровича Филонова при участии Зубарева Ивана Алексеевича, Зубарева Георгия Алексеевича, Ребенка Михаила Терентьевича был произведен поджог цеха сушзавода, который немцы превратили в интендантский склад, в январе 1942 года. Вместе с интендантским имуществом сгорело четыре 105 мм пушки. 
В 1942 году летом по дороге Стародуб - Погар группа под руководством Ивана Молчанова подорвала и сожгла две грузовые машины с воинскими грузами. Уничтожило четыре немецких солдата.
Добровольский Антон Иванович получал задание сделать повреждение телефонных линий связи на трактах Черниговского, Новгород-Северского, Погарского направлений.
Не ослабляли работу по распространению сводок Совинформбюро, срывали намеченные мероприятия оккупантами, вредили на каждом шагу, ни в коем случае не давали терять веру в победу, сообщали населению правду о положении на фронтах и советском тылу, разоблачали лживость немецкой пропаганды.
Проводили работу по разложению полицейских гарнизонов и склонению их к переходу на сторону партизан.
Хотя каждая группа, входящая в организацию, действовала самостоятельно, но все указания исходили от общего руководителя Николая Гавриловича Калманова.
Прием в подпольную организацию проводился очень осторожно, сугубо в индивидуальном порядке.
Принимался тот, кто практическими делами уже доказал свое стремление бороться с немецкими захватчиками.
Каждый член организации смог самостоятельно, но без дальнейшего знакомства вовлекать другого в работу организации, и после выполнения задания при встрече со своим старшим он показывал нового товарища.
Списки, заявления, журналы регистрации членов организации не оформлялись. Руководители для себя делали незначительные шифрованные заметки. Было строгое указание все держать в памяти. Учет членов организации велся количественно по каждой группе.
О составе групп, ее положение постоянно докладывали Калманову Н.Г. или Королькову Н.Г.
Работа групп проводилась под девизом: «Сделать все возможное для победы над ненавистным врагом».
В июне месяце 1942 года после неоднократных попыток была установлена связь с партизанским соединением им. Суворова (командир бригады подполковник Казанков) и с партизанским отрядом Кошелева В.И.
Руководство бригады и отряда хорошо отзывалось о подпольной Стародубской организации, пожелали больше увлекать людей в ее ряды, смелее вести борьбу с захватчиками, сообщать населению положение на фронтах и основное - приобретать оружие.
Проводилась работа по предотвращению угона советских граждан в Германию.
Бушма Рая, работавшая на бирже труда, по заданию Калманова Н.Г. уничтожала картотеку на лиц, подлежащих к отправке в Германию. До 1943 года с района не был отправлен ни один человек.
Группы систематически продолжали распространять сообщения Совинформбюро. Эту работу активно проводили Лутков Ф., Сердюков Е.Ф., Шархунов А.Г. и автор этих строк. Они принимали по радио сводки Совинформбюро, переписывали на листы бумаги, передавали людям, которые читали их местным жителям. Юра Хомутов и другие производили расклейку сводок в городе.
Большую роль в становлении деятельности организации сыграли Калманов Н.Г., Корольков Н.Г., Ребенок М.Т., Филонов В.Ф., Сосновский А.Е., Клименко И.А., Рая Чечет, Бушма Рая, Шинкоренко А.Ф., Рыжков В.В., Горюнов И.М., Рык А.Н. и многие другие.
С этими людьми постоянно поддерживали тесную связь, вместе с ними решали все стоящие перед организацией вопросы.
Подпольщик Майдан Гавриил (Гарик), который работал парикмахером и часто обслуживал на дому начальника полиции, который за рюмкой водки с ним после бритья сказал:
«…что последнее время боится ходить по городу с наступлением темноты, что в городе работает сильная и хорошо организованная группа и что немецкая комендатура поручила полиции принять самые экстренные меры к раскрытию этой подпольной организации».
Калманов Н.Г. и Корольков Н.Г. приняли решение предупредить всех руководителей групп о надвигающейся опасности и готовить людей к выходу в лес, принять меры предосторожности.
В это время между отдельными членами организации произошел раскол.
Основная причина раскола состояла в том, что Шинкаренко А.Ф., Кузнецов Н.М. и Булавин М.И. каждый из них стремился стать командиром партизанского отряда.
С этой целью Шинкаренко А.Ф. решил созвать на Ильинском кладбище совещание, где объявил участникам группы об уходе в партизанский отряд, о чем немедленно известили Калманова Н.Г. и Королькова Н.Г.
После этого Калманов Н.Г. вызвал Шинкоренко А.Ф. и собравшиеся в доме Бушмы Раи, Корольков Н.Г., Калманов Н.Г., Шинкаренко А.Ф. и Горюнов И.М. предупредили Шинкаренко А.Ф. о том, что преждевременный уход части организации может погубить всех участников.
И здесь же решили:
А) Вывести оружие на Занковку
Б) Объявить всем участникам подпольной организации, кому и куда явиться и постепенно уходить в лес, а 16 мая 1943 года сосредоточиться в лесу в районе деревни Таврика, что в 18 километрах от города.
Однако Шинкоренко А.Ф. в погоне за тем, чтобы стать командиром отряда созвал ближайших к нему участников и без разрешения Калманова Н.Г. ушел в лес в ночь с 11 на 12 мая 1943 года.
Военнопленные работники полиции, входившие в подпольную организацию г. Стародуба Ториков Анатолий, Сизов Владимир и Мельников Анатолий (местный житель) должны были увести в лес для активных действий против немцев полицейский стан «Ривер» в количестве 32 человек с оружием: четыре ручных пулемета и винтовки из г. Стародуба.
По замыслу полицейские должны были прибыть в с. Картушино, там к ним присоединиться личный состав Картушинского стана полиции во главе с заместителем начальника стана полиции Москаленко Иваном Андреевичем 1919 года рождения, уроженец д. Обуховка, командира Красной Армии (шефом полиции стана был немец). Затем всем вместе уйти в лес. Но этот план из-за предательства провалился. Этой же ночью с 11 на 12 мая 1943 года на своих постах неожиданно были арестованы Ториков А., Сизов В. и Мельников А., и выход не состоялся.
Ожидающий в с. Картушино Москаленко И.А. и не дождавший людей понял, что произошел провал. Он отправил свою группу в лес, а сам остался на месте.
Комендатура г. Стародуба поручила полицейским арестовать Москаленко И.А. и доставить в комендатуру.
Посланные начальник следственного отдела Баскаков И. Его помощник Лисица. Они арестовали Москаленко И.А., и во время конвоирования в г. Стародуб Москаленко И.А. убил Баскакова и Лисицу, а сам ушел в лес к партизанам.
Примерно через месяц Москаленко И.А. в перестрелке с мадьярами и немцами был ранен и захвачен в плен.
Был доставлен в госпиталь. Далее содержался в тюрьме г. Стародуба. Никого не выдал и дальнейшая его судьба мало известна. Циркулировали слухи, что он после невыносимых пыток был расстрелян у тюремной стены в г. Стародубе.
С 12 по 18 мая 1943 года прокатилась волна арестов: было арестовано более 170 человек в том числе Калманов Н.Г., Чечет Р., Рыжков В., Египцев И., Филонов В., Белый Е., Хомутов Г., Кулешов В., Линева Н.
Оставшиеся на свободе члены группы Калманова Н.Г. вынуждены были уходить из города в лес самостоятельно.
Все арестованные подпольщики содержались в Стародубской тюрьме, а затем после неудавшейся попытки побега из тюрьмы отправлены в окружную тюрьму г. Клинцы.
В момент арестов Корольков Н.Г. взял командование на себя и вместе с 16 участниками группы ушел в лес с 17 на 18 мая 1943 года.
Члены Стародубской подпольной организации сформировались в партизанский отряд им. Кутузова на основании приказа штаба бригады им. Суворова № 10 от 3 июня 1943 года из разрозненных групп Понуровского и Стародубского районов и групп действующего партизанского отряда им. Чапаева отлично дрались с врагом, принесли ему колоссальный ущерб.
По соединению групп с партизанской бригадой Корольков Н.Г. был назначен начальником штаба партизанского отряда им. Чапаева.
Когда шла историческая битва на Курской дуге, штаб партизанского движения требовал от командования бригады, в которую входил и созданный партизанский отряд им. Кутузова из стародубчан, решительных действий, требовали нарушать работу тыла, сорвать доставки военной техники и живой силы немцев на фронт.
Приходилось очень часто вступать в тяжелые открытые бои с противником и, маневрируя, наносить ему максимальный урон.
Три отряда бригады им. Суворова за один только июль месяц 1943 года пустили под откос 32 эшелона противника с живой силой и техникой.
В этих операциях принимали участие члены подпольной патриотической комсомольско-молодежной организации г. Стародуба.
Стародубская городская вспомогательная полиция поставили в известность окружную службу порядка, и та в свою Клинцовскую районную службу порядка о том, что из города Стародуба ушли неизвестно куда следующие граждане жители Стародуба:
1. Ложечко Аполлон Сергеевич, 1923 г.р. 
2. Косяков Дмитрий Кузьмич, 1920 г.р.
3. Зубарев Иван Алексеевич, 1914 г.р.
4. Зубарев Георгий Алексеевич, 1918 г.р.
5. Драгунов Аркадий Васильевич, 18 лет
6. Рык Николай Прокофьевич
7. Рыл Пелагея Николаевна
8. Зайцева Пелагея Дорофеевна
9. Москаленко Иван Андреевич, д. Обуховка, Картушинский с/с
10. Тюменев Павел Степанович, военнопленный
11. Сиваков
12. Шинкоренко, военнопленный
13. Пилипчик Филипп Иосифович, 1891 г.р из п. Гулевского, Черниговская обл.
14. Ребенок Михаил Терентьевич, 1924 г.р.
15. Авраменко Павел, военнопленный
16. Гаврилов Сергей, военнопленный
При обнаружении означенных лиц задержать и доставить в местную комендатуру или ближайшую немецкую воинскую часть.
Н-к окружной службы порядка батальонный командир /Тихомиров/
Секретарь взводный командир /Поциорковский/ 11.06.1943 г.
После ареста членов организации немцы начали арестовывать членов семей подпольщиков, их близких, знакомых.
…Выписка из протокола арестованного
Цехановича Кирилла Александровича
От 18 октября 1951 года
… Летом 1943 года в партизанский отряд ушел Ложечко Аполлон, за что немцами был арестованы его родители - Ложечко Сергей Иванович и мать Ложечко Нина Ивановна.
Узнав об аресте супругов Ложечко, по согласованности с некоторыми учителями г. Стародуба я написал заявление на имя начальника гестапо, в котором охарактеризовал Ложечко как лицо враждебно настроенных к Советской власти и просил освободить из-под стражи.
С этим заявлением я обратился к гестапо, однако его, т.е. заявление, начальник гестапо не принял, а Ложечко муж и жена впоследствии были отправлены на каторгу в Германию.
Я помню, что под составленным заявлением учинили свои подписи несколько учителей, а я заверил их подписи своей как заведующий просвещения.
Цеханович Кирилл Александрович, 1904 г.р. уроженец села Воронок Стародубского района, Брянской области в период оккупации немцами г. Стародуба и района работал заведующим отделом Стародубской райуправы.
28 ноября 1951 года Цеханович был осужден судебной коллегией по уголовным делам Брянской области по ст. 58-10 ч.2, 58-3 УК РСФСР на 25 лет ИТЛ.
18 августа 1955 года Президиум Верховного суда Совета РСФСР меру наказания снизил до 5 лет ИТЛ.
До ареста Цехонович К.А. проживал в пос. Щербинка Подольского района, Московской области.
Господину начальнику Гестапо.
Мы, нижеподписавшиеся учителя г. Стародуба, узнав об аресте учителя Ложечко С.И. и Ложечко Н.И., предполагая, что этот арест произведен в связи с уходом их сына из дому, просим принять во внимание наше следующее заявление:
1. Ложечко С.И. при советской власти не пользовался доверием, был гоним, подвергался травле, его судили, в течение года не давали работы. Ложечко Н.И., его жена, является дочерью дворянина - помещика, который сослан большевиками в Сибирь.
2. Ложечко С.И. и Ложечко Н.И. отрицательно относятся к большевикам.
3. Уход сына супругов Ложечко является для них полной неожиданностью и причинил им тяжелейшие нравственные потрясения.
4. Зная политическое настроение и моральные устои Ложечко С.И. и Н.И., мы ручаемся, что лично эти люди не могут направлять свои действия во вред Германской армии и просим оставить их на свободе под наше поручительство, под нашу ответственность
Подписи:
1. Цеханович К.А. - зав. Отделом просвещения, ул. Августовская, Дащенский переулок, 93.
2. Хроленок О. - инспектор училища, Погарская, 17.
3. Тонская О., директор школы № 2.
Всего пятьдесят подписей.
Подписи учителей удостоверяю зав. Отделом просвещения старший инспектор Цеханович К.А. 8 июля 1943 года.
Выписка
Из протокола судебного заседания коллегии по уголовным делам Брянского облсуда по делу Цехановича К.А. от 25 ноября 1951 года
На вопрос председательствующего подсудимый пояснил суду:
«Во время немецкой оккупации сын старого учителя Ложечко ушел в партизаны. 
После этого немцы арестовали учителя Ложечко и его жену. Когда я узнал об аресте Ложечко, я обратился к бургомистру об их освобождении. Мной на учителя Ложечко была написана характеристика. Под этой характеристикой производил сбор подписей населения.
Данная характеристика была написана в антисоветском духе, и она не соответствует действительности, как характеризующая личность учителя Ложечко …»
В конце июня 1943 года партию заключенных в Стародубской тюрьме подняли в 5 часов утра. Это было ужасное зрелище. Измученные, избитые, истощенные со связанными руками Калманов Н.Г., Филонов В.Ф., Кулешов В.К., Рыжков В.В., Египцев И.С., Хомутов Г.А., Белый Е.И. и другие были выведены из камер на тюремный двор и партию в 30 человек погнали за тюремные ворота.
Немцы и полицейские, оцепив арестованных, старались разогнать толпу.
По мостовой дороге со стороны тюрьмы медленно, окруженная двойным конвоем полицейских, двигалась группа арестованных. Впереди группы с избитым до неузнаваемости лицом, с высоко поднятой, без головного убора головой с заломленными и скрученными сзади колючей проволокой руками гордо шагал Николай Гаврилович Калманов. Он встретился взглядом с моей мамой, и как будто этот взгляд придал ему силы, и он, сколько позволяла ему физическая возможность, крикнул:
«Фашисты не люди, а звери, надо эту нечисть уничтожать»
«Замолчи, гад» - крикнул полицейский и сделал замах винтовкой, но ударить в присутствии народа не решился.
«Сам ты гад! Подонок! Мерзавец! Продажная шкура! Победа будет за нами! Смерть фашизму!»
Последние два слова прозвучали на пределе физических сил Николая Гавриловича.
Звериные, со страхом взгляды полицейских - конвоиров бросали то на арестованных, то на народ, который сопровождал этап горькими слезами, причитаниями, проклятиями в адрес фашистских пособников - полицаев.
Среди сопровождающих были родные и родственники арестованных.
На железнодорожной станции погрузили силой в товарный вагон. Стояли прижавшись друг к другу. Возврата никто не ждал. Сначала Унеча. Потом Клинцы.
Клинцовская тюрьма, опять допросы с применением мер физического воздействия.
Член группы Калманова Иван Иванович Подоляко 1917 года рождения вместе с женой учительницей Анной Ивановной Подоляко, проживал во время оккупации города и района немцами в Красном поселке. По заданию Калманова Н.Г. создал группы из местных жителей.
В понедельник 17 мая 1943 года шестью неизвестными полицейскими у себя на квартире в Красном поселке были арестованы И.И. Подоляко и его члены группы Максач П.А. (член ВКП(б)) и Дащенко и доставлены в Стародубскую тюрьму.
Через месяц со дня ареста их перевели в окружную тюрьму г. Клинцы.
22 июня 1943 года Советские самолеты всю ночь бомбили Клинцы, и немцы стали гонять на расчистку развалин Подоляко И.И. и Максач П.А., работавший ранее в органах НКВД в Новозыбкове и Стародубе, воспользовались и бежали. Пробрались в с. Плоцкое к родственникам Максача П.А., переоделись у них и направились в д. Малую Елионку к леснику.
К нему пришли партизаны и увели их в партизанский отряд им. «А. Невского», командиром которого был Павленко. В этом отряде встретил многих стародубчан.
Боец партизанского отряда имени Кутузова Пантелеймонов Иван Яковлевич в июле месяце 1943 года прибыл по заданию командования домой вел беседу со старостой улицы Крестьянской Пантюховым Иваном Митрофановичем и последний сопровождал Пантелеймонова Ивана Яковлевича за черту города.
Об этом стало известно полиции и участковый Крестьянской улицы произвел обыск в доме жены Пантелеймоновой Агафьи Харитоновны, ничего не обнаружил. Пантелеймонова Агафья Харитоновна с детьми была арестована жандармерией и содержалась в тюрьме две недели.
Июль месяц 1943 года для подпольной организации был самым трагическим. 15 июля 1943 года были арестованы подпольщики Иван Артемович Клименко 1921 г.р., Анатолий Павлович Молчанов 1927 г.р., Федосенко Николай Николаевич 1929 г.р. по письменному доносу в воровстве оружия у немцев и передачи партизанам.
При выполнении задания, пойманные на месте преступления в воровстве немецкой одежды из охраняемого немецкого склада, который располагался на территории сушзавода в кирпичном 2-х этажном здании (нынешняя контора сушзавода), избиваемые при допросе братья Шархуновы Александр и Леонид не рассказали правды, сознались в воровстве для себя, были арестованы 18 июля 1943 года и в августе высланы в Германию.
25 июля 1943 года арестован в д. Печеники Фомин Степан Степанович 1927 г.р. за хранение оружия и связь с партизанами. После нескольких допросов, с применением мер физического воздействия в полиции и жандармерии был посажен в тюрьму камера №1, где сидели более 20 человек, в том числе преподаватель Ложечко С.И., отец Аполлона Ложечко, ушедшего в партизаны, Шархунов Александр, Шархунов Леонид, Белый Виктор, тесть Клименко Василий Волков, остальные из деревень Стародубского района.
27 июля 1943 года в Клинцах в с. Вьюнки были расстреляны Калманов Николай Гаврилович, Египцев Иван Самуилович, Филонов Владимир Федорович, Хомутов Георгий Александрович, Кулешов Василий Карлович, ЛиневаНина Александровна, Рыжков Валентин Валентинович, Белый Евгений Иванович.
Также в это время Ториков Анатолий, Сизов Владимир и Мельников Анатолий.
А 3 августа Клименко Иван Артемович и Молчанов Анатолий Павтович на х. Беловщина в г. Стародубе.
Своими молодыми жизнями они заплатили за гордую непримиримость к врагу, волю в борьбе, веру в победу нашего народа над немецко-фашистскими захватчиками.
Стародубская патриотическая организация оформлялась в тяжелейший период (октябрь 1941 года) для страны, вселяла уверенность в Победу, доносила слова правды, морально поддерживала население и это способствовало тому, что народ все больше и больше убеждался в том, что успехи немцев - это временное явление, срывала мероприятия гитлеровцев и мобилизовала советских людей на вооруженную борьбу против оккупантов.
Массовая политическая работа оказывала большое влияние на немецких ставленников - полицейских, старост, старшин. Переход на сторону партизан полицейских Торикова А., Сизова В., Мельникова А., и старосты улицы Крестьянской Пантюхова Ивана Митрофановича - действенный результат ее работы.
После освобождения г. Стародуба Красной Армией тела расстрелянных в м. Вьюнки г. Клинцы, Египцева Ивана Самуиловича, Хомутова Георгия Александровича, Рыжкова Валентина Валентиновича, Филонова Владимира Федоровича, Кулешова Василия Карловича, Белого Евгения Ивановича и тела Клименко Ивана Артемовича, Молчанова Анатолия Павловича были перезахоронены 7 ноября 1943 года на площади г. Стародуба.
В период Великой Отечественной войны в оккупированном немецко-фашистскими захватчиками г. Стародубе, Брянской области действовала стихийно возникшая патриотическая подпольная комсомольско-молодежная организация.
В ее состав входили молодежь г. Стародуба, работники различных оккупационных учреждений и большая группа военнопленных Красной Армии, осевших на жительство в городе Стародубе.
В мае месяце 1943 года подпольная организация была ликвидирована Стародубской районной полицией и немецкой жандармерией. Около сто человек ее членов было арестовано, из них двадцать было расстреляно.
Официально в советских партийных органах Стародубская патриотическая подпольная комсомольско-молодежная организация не зарегистрирована.
Брянский обком КПСС в своем письме от 2 октября 1978 года за № 7/2051 Ж рекомендовал бюро райкома партии КПСС рассмотреть на своем заседании вопрос об утверждении Стародубской подпольной патриотической комсомольско-молодежной организации, действовавшей в годы Великой отечественной войны в немецкой оккупации г. Стародуба и района немцами.
… В связи с тем, что мы не имеем списков членов организации, таких списков не имеет и областной патриотический архив, мы не можем решить этот вопрос на бюро КПСС, - так ответил РК КПСС обкому партии.
На запрос Стародубского КПСС № 21С от 21.02.1979 г. направляем список лиц, проходивших по материалу Стародубской подпольной организации, имеющиеся в Управлении КГБ по Брянской области.
Приложение: по тексту на 3-х листах
Начальник управления КГБ СССР по Брянской области /И.С. Тарджиманов/
Отпечатано в 2-х экземплярах
1 - адресату. Исполнил Луговский
2 - в дело. Отправил Вадюшкин
РТ 130 17 апреля 1979 года

Документы о рассмотрении и утверждении Стародубским РК КПСС в архиве в УКГБ нет.
По согласованию с работниками архива УФСБ Михеевым Владимиром Николаевичем, мною были представлены «Краткие сведения о факте существования и деятельности патриотической подпольной комсомольско-молодежной организации в период оккупации города Стародуба и района немецко-фашистскими захватчиками» в Стародубский Совет народных депутатов, с рекомендацией Президиума Стародубского районного Совета ветеранов войны и труда об узаконении патриотической подпольной молодежно-комсомольской организации г. Стародуба.
Районный Совет народных депутатов на сессии от 9 февраля 2000 года № 12 постановил:
…Узаконить Стародубскую патриотическую подпольную комсомольско-молодежную организацию, действовавшую в период оккупации г. Стародуба в 1941-1943 г.г.
Накануне Стародубский районный военный комиссариат 8 февраля 2000 года наградил членов патриотической подпольной комсомольско-молодежной организации, действовавшую в г. Стародубе в период оккупации 1941-1943 гг., орденом Отечественной войны 2-й степени посмертно.
Один экземпляр постановления районного Совета народных депутатов и один экземпляр о награждении выслан УФСБ по Брянской области.
Высокую оценку деятельности руководителя Стародубского подполья дали органы внутренних дел Брянщины «Книга памяти» т.12, стр. 395.
«…Человеком с большой буквы, стойким патриотом своей страны вошел в историю партизанского движения на Брянщине и бывший оперуполномоченный линейного отдела милиции на станции Киев-пассажирский Николай Гаврилович Калманов. С отступающими частями Красной Армии он прибыл на Брянщину, где на родине матери, в г. Стародубе, организовал подпольную организацию. Патриоты, в основном молодежь, внедрилась в группу, проводившую по приказу гитлеровцев перепись населения. Они проникли в немецкий госпиталь, где доставали лекарство и необходимые документы для раненых бойцов Красной Армии. Некоторые потом уходили в лес в партизаны. В апреле 1943 года фашистским ищейкам удалось напасть на след подпольщиков. Вместе с Калмановым были арестованы и расстреляны десять членов группы».
В извечной памяти народной неизгладим трагический и героический эпос дней, когда вся наша страна в единоборстве с немцами силами гитлеровского фашизма воевала от мала до велика, когда на алтарь Отечества, ее свободы и независимости проносилось все: мужество и отвага, храбрость и стойкость солдат и офицеров Красной Армии, партизан и подпольщиков, сверхчеловеческие усилия и бессонные ночи женщин, стариков и подростков.

Л. № 168 архив УФСБ
В архив УКГБ Брянской области за архивным № 810 хранится уголовное дело производство 1948 года на бывшего следователя второго (политического) отдела Стародубской районной полиции периода 1942-1943 годов.
Таланкина Павла Георгиевича 1904 г.р. уроженца с. Ильинское, Катайского района, Челябинской области, проживающего с 1964 года в пос. Кресты, Новгородской области, в котором отражен факт существования и деятельности патриотической подпольной комсомольско-молодежной организации в оккупированном немецко-фашистскими захватчиками г. Стародуба, Брянской области, об аресте ряда ее участников летом 1943 года Стародубской районной полицией и ведение следствия по делу подпольщиков самим Таланкиным.
Л. № 163-166
В архиве УКГБ Брянской области хранится уголовное дело производства 1947 года на бывшего начальника первого (уголовного) и второго (политического) отделов Стародубской районной полиции периода 1942-1943 годов.
Гореленко Петра Семеновича 1884 г.р., уроженца д. Катовка, Суражского района, Брянской области, в котором отражен факт существования и деятельности подпольной комсомольско-молодежной организации в оккупированном немецко-фашистскими захватчиками г. Стародуба, Брянской области, ареста ряда ее участников летом 1943 года стародубской районной полицией и ведения следствия по делу подпольщиков самим Гореленко и его подчиненными.
Л. № 243-252 архив УФСБ
В 1964-1965 годах следственным отделением УКГБ по Брянской области по указанию военной прокуратуры МВД проводилось дополнительное расследование по хранящемуся в архиве УКГБ Гомельской области архивного следственного дела на Цвирко Гвидона Ивановича 1903 г.р. уроженца г. Бобруйск, Могилевской области, белорус, б/п.
Который был осужден в марте 1944 года Особым Совещанием при НКВД СССР к 15 годам ИТЛ за пособническую деятельность в пользу немецких оккупантов, в должности зав. биржей труда в городе Стародубе, Брянской области и принадлежность к агентуре немецких контрразведчиков.
В ходе дополнительного расследования были допрошены свидетели, которые дали показания о факте существования и деятельности в оккупационном немцами г. Стародубе патриотической подпольной комсомольско-молодежной организации.
Л. №214, 215 архив УФСБ
Справка 
По архивному уголовному делу № 792 УКГБ по Брянской области
Военным трибуналом военной НКВД Брянской области 2 января 1948 года по ст. 58-1 «б» к 25 -ти годам был осужден…
В конце этой справки имеется примечание:
В данную справку включены не все моменты, связанные с подпольной организацией
Для признания подпольной организации г. Стародуба в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками иметь ввиду констатацию Военного трибунала о факте ее существования.

Использованные источники
1. Газета «Стародубский вестник» №125-126 от 21 октября 2005 года
2. Касаткин М.А. «В тылу немецко-фашистских армий «Центр»», «Мысль», Москва, 1980г.
3. Брянский архив УФСБ
4. Книга памяти т. 9, т. 12.
5. Газета «Стародубский вестник», 26 декабря 1997 года.
6. Журнал «Коммунист Белоруссии», 1974 год, № 7, стр. 8
7. Личные воспоминания.
 
Из сборника «Нам не забыть вас, ребята!». -
Сост. Г. Миронов - 1976
  ВЛАДИМИР  ЕРЕМИН
СТАРОДУБСКИЕ   ПОДПОЛЬЩИКИ

 

В гулкой тишине заброшенного дома каждый звук рождал эхо, перекатывался по пустым комнатам. Даже крадущиеся шаги в прихожей сразу же становились слышны.
Впрочем, в этом было и преимущество - полицаи не могли появиться неожиданно. Вот почему после долгих поисков подпольщики остановили свой выбор на этом пустующем доме по Трудовой улице.
С тех пор как в подпольной группе стародубских комсомольцев появился опытный руководитель - коммунист Николай Гаврилович Калманов, все делалось обдуманно, с большой осмотрительностью.
Стрелка часов медленно ползет к четырем. Пальцы  Аркадия Сосновского вращают рукоятку    настройки. Немецкая речь и писк морзянки сменяются словами, от которых радостно замирает сердце: «Говорит Москва... Слушайте нас, братья и сестры за линией фронта».
Сводку Совинформбюро  записывали сразу трое. А потом втроем же торопливо размножали. Десять, двадцать, тридцать листовок.
За окном темнеет. 
«Кляц, кляц», - доносится снизу.  Это идут патрули.
- На сегодня хватит - скоро комендантский  час, - тихо шепчет Шура Рык. - Пора по домам.
Неприветлива вечерняя улица. Трудно привыкнуть к громадам полуразрушенных зданий, пугающих пустыми глазницами окон. Давно ли здесь ребята гоняли мяч, вглядываясь, не    колыхнется ли занавеска и не раздастся ли окрик мамы. Как неожиданно все это ушло прошлое...
Алик Рыжков и Миша Ребенок подкрались к стене уцелевшего дома. Несколько движений - и на ней появляется белое пятно... Утром горожане читали вести с Большой земли. Суровая правда распространялась по городу, наполняя сердца людей благодарностью тем, кто ради нее рисковал жизнью.
Фронт откатился далеко на восток. С мест недавних боев в город тайком пробирались раненые красноармейцы. В случае поимки им грозил расстрел или концлагерь.
- Мы должны спасти их от гибели, ребята, - сказал Николай Гаврилович.
И ребята старались. Где только могли, они доставали гражданскую одежду, договорились с несколькими семьями о помощи красноармейцам. Ночью, когда, пользуясь темнотой, бойцы пробирались в город, их на окраине останавливали подростки. Через считанные минуты, переодевшись, солдаты шли по указанным адресам. Нескольких тяжелораненых подпольщики сумели поместить в больницу под видом местных жителей и беженцев, попавших под бомбежку.
Позарез нужны были медикаменты и перевязочный материал. Достать все это можно было лишь в немецком госпитале. Чтобы установить связь с медицинским персоналом госпиталя, ребята по совету Калманова решили воспользоваться тем, что в это время гитлеровцы как раз проводили перепись населения. С помощью своего человека, работающего на бирже труда, Шуре Рык и Аркадию Сосновскому удалось устроиться в группу переписчиков.
В проходной госпиталя часовой внимательно просмотрел удостоверения и, наткнувшись глазами на подпись коменданта, кивнул головой. Ствол автомата качнулся в сторону второго подъезда: «Врачи там!»
Ребята шли к зданию, волнуясь: «Сейчас пронесло, а дальше? Как встретят наши врачи? Откликнутся ли на просьбу помочь медикаментами?»
Пока Аркадий заполнял графы бланка, Щура успела переговорить с одним из врачей. А через несколько дней медсестра Нина Линева передала подпольщикам первую партию лекарств. Жизнь раненых была спасена. Десятки бойцов, окрепнув, ушли в лес к партизанам. 
Каждый день приносил новые вести о злодеяниях фашистов. Надо было, во что бы то ни стало раздобыть оружие, чтобы расплатиться с врагом.
Слава Филимоновский попытался похитить ручной пулемет во дворе комендатуры, но из-за поднятой часовым тревоги пришлось довольствоваться пистолетом...     
...Скрипнув тормозами, машина остановилась у ограды госпиталя. Из нее вышли двое солдат и, поддерживая раненого офицера, направились к проходной. На сиденье осталась кобура  с  маузером.  Это видели Алик  Рыжков и Миша  Ребенок.  «Если что, свистнешь», - шепнул Михаил и кинулся к машине. Схватив маузер, он скрылся за углом...
Но, пожалуй, самым притягательным местом была Красноармейская улица. Здесь вдоль забора стояли танки.
Рядом с машинами появлялся Василий Землянко. Потом Костя Синельников. Они настороженно шарили вокруг глазами и, улучив момент, пробирались внутрь танка. В ход пускались плоскогубцы, отвертки, нож,  которыми ребята ломали радиоаппаратуру, перископы; патроны и ракеты забирали. Таким способом только Василию Землянко удалось «обработать» 12 танков и несколько автомашин.
Арсенал подпольщиков пополнялся  почти каждый день. Добытое оружие и боеприпасы    прятали у Раи Бушмы. Часть оружия переправили партизанам в лес. Комсомольцам  удалось  внедриться в картушинский  полицейский участок. Там стал работать Иван Москаленко. Он сблизился с несколькими полицейскими и сумел повлиять на их настроение.
В декабре 1942 года на помощь Москаленко в Картушино была направлена Шура.   
В участке изо дня в день стали появляться листовки и обращения. Вскоре последовал и долгожданный результат. Группа полицейских решила уйти в лес к партизанам.
Вот тогда и предложил Николай Гаврилович свой план. Он был прост и легко выполним. На лесничество в Занкове нападают партизаны. Об этом в Картушино сообщает лесник, Полиция выезжает в карательную экспедицию. Но силы партизан велики. Полицейские схвачены и увезены в лес на расстрел. Эта инсценировка  была необходима для того, чтобы семьи ушедших могли  избежать репрессий со стороны оккупантов.
Этот план был вскоре осуществлен. Почти тридцать полицейских с полным вооружением ушли к партизанам.

...Их арестовали в начале мая 1943 года. Потянулись долгие мучительные дни в стародубской тюрьме. Очные ставки, допросы, пытки. Любыми способами пытались выбить из них слова признаний. Но все старания были напрасны.
Следствие по делу комсомольцев было передано специальной группе клинцовского СД, а сами подпольщики перевезены в Клинцы.
Ничего не добившись, гитлеровцы повезли комсомольцев утром 27 июля 1943 года на расстрел. Их было десять: Николай Калманов, Алик Рыжков, Юрий Хомутов, Анатолий Молчанов, Владимир Филонов, Иван Клименко, Иван Египцов, Василий Кулешов, Нина Линева, Евгений Белый.
Вот и урочище Вьюнки. Сыростью пахнуло из свежевырытой могилы... 
Но патриоты не смотрели вниз. Они видели небо родной Брянщины, слышали шум ее лесов. И чудилась им в этом шуме счастливая песнь грядущей победы, ради которой стоило жить, бороться и умереть.

 

Источник http://www.fire-of-war.ru/

Поделиться:

vinokurov Глава
администрации
города Стародуба
ДМИТРИЙ
ВАСИЛЬЕВИЧ
ВИНОКУРОВ

d-vinokyrov@ya.ru
ВКонтакте
8 (48348) 2 24 22
+7 (962) 140 70 00
Личный прием:
понедельник, пятница
с 14:30 до 16:30

Вопрос-ответ

  • ?
    Хотел подарить городской библиотеке книг из коллекции деда (от классики до книг памяти), отказались ...
  • ?
    Добрый день Дмитрий Васильевич, к Вам обращаются жители дома 40а по ул. Краснооктябрьской. У нас ле ...
  • ?
    Дмитрий Васильевич, спасибо Вам большое за праздник ко Дню нашего города! За прекрасный концерт, за ...
  • ?
    Добрый день! Моя бабушка Селезнева Мария Ерофеевна родилась в селе Остроглядово. Во время войны она ...
  • ?
    Доброе утро,подскажите пожалуйста в какие компетентные органы в вашем городе обратится по поводу у ...

Все вопросы...

Новости Правительства Брянской области

Правительство Брянской области

ПФР

Мобильное приложение ПФР

ПФР

Полезные ссылки

worknet info

bus gov ru

strategic initiatives220x74

ecoyear220x74

poll220x74

  pers dety

tdd

  prospekt

starvest

otd obr

 

 

 

 

line

gover220x74 przd220x74 brobl zakupki job

dvp32 calc gkh nalog32 torgi220x74 pravo

 

gosuslugi2